Китай VS Мировые бренды: Дайджест Financial Times & Wall Street Journal

02 апреля 2021

Китай не впервые в своей истории имеет статус супердержавы. Во времена Еврпопейского средневековья Китай был олицетворением богатства, прогресса, передовых технологий и культурной экспансии. Вплоть до тех пор, пока Китай не закрыл свои двери во времена династии Мин, которая стала предпоследней в истории страны.

Сейчас все выглядит очень похоже – Китай понемногу закрывает свои двери. К тому же сейчас кажется, что страна исповедует скорее идеи Мао Цзэдуна, а не Дэн Сяопина. Для некитайских компаний, которые пытаются работать на этом рынке, это понемногу начинает означать выбор между ценностями, идентичностями и финансовым результатом. Китайским компаниям, которые стали мировыми гигантами и лидерами, особенно в технологической сфере, тоже тяжело. Достаточно вспомнить, что происходит с Джеком Ма, судьбой ІРО его компании ANT.

Но что случилось на этот раз?

На этой неделе Financial Times и Wall Street Journal одновременно осветили проблему, с которой столкнулся бренд H&M. Компания стала жертвой травли со стороны всех китайских государственных СМИ и была выведена с таких мощных платформ электронной коммерции, как T-Mall и JD.com, которыми располагает Alibaba. В дополнение, найти, где находятся магазины компании в Китае с помощью Baidu и Gaode стало невозможным. Собственно, подобная проблема коснулась и таких гигантов, как Nike и Adidas.

Поводом для кампании стало заявление на сайте H&M, в котором выражается озабоченность по поводу нарушений прав человека и использования принудительного труда в провинции Синьцзян, населенной преимущественно уйгурами, которые исповедуют мусульманство. Кроме того, провинция – основной поставщик хлопка. В одном из положений заявления H&M упоминалось о том, что компания не покупает напрямую хлопок, выращенный в провинции. Это позволило Лиге коммунистической молодежи Китая обвинить компанию в бойкоте местного хлопка. Такая же участь постигла и Nike. Более того, посланник его бренда, китайская поп-звезда Wnag Yibo заявил о разрыве отношений с компанией и обвинил ее в том, что она клевещет на Китай.

Wall Street Journal подробно проанализировал, как роздмухувалась кампания против брендов, которые обеспокоены соблюдением стандартов работы в своих цепях создания стоимости.

Все началось с сообщения блогера на платформе Weoibo, аналога Twitter. На следующий день градус сообщения поддержали все государственные СМИ и все представительства Коммунистической партии Китая в социальных сетях. Сначала хотели действовать аналогично тому, как вели кампанию во время протестов в Гонконге. Во-первых, коммуникация была достаточно агрессивной, во-вторых, информация в интернете подвергалась цензуре, в-третьих, все протесты были представлены как мятеж Запада против Китая.

Но возникла идея использовать поставки хлопка в качестве рычага давления на компании, которые ведут бизнес в Китае. Коммунистическая партия Китая начала активно использовать западные Twitter и Facebook для того, чтобы представить выгоды своей политики для региона. Официальный Пекин настаивал на том, что концлагеря для уйгуров, где используется принудительный труд, – это на самом деле центры профессиональной переподготовки.

В целом же оба издания отмечают, что с обеих сторон ситуация остается напряженной. Западный мир, в частности ЕС, США, Канада и Великобритания наложили санкции на китайских чиновников именно за нарушение прав человека. Компании убрали заявления со своих сайтов. Китайская сторона продолжает давление.