Сервисы доставки и теория заговоров: Дайджест Financial Times & Wall Street Journal

Вашему вниманию предлагается очередной дайджест – путешествие по страницам изданий Financial Times и Wall Street Journal.

15 апреля 2021

Что общего между Facebook, Uber, AirBnB, Glovo? Все они открывали очередную (в хорошем смысле этого слова) большую тему. На этот раз в центре внимания – скромный сервис мгновенной доставки продуктов.

В конце марта неожиданную неудачу потерпела компания Deliveroo, чье ІРО разочаровало всех, кого могло. Достаточно сказать, что в первый день торгов цена ее акций упала на 26%. Однако, Deliveroo выглядит как премьера оперы "Чио-Чио-Сан" – полный провал перед большим будущим.

Что же происходит? Отрасль доставки продуктов и еды из ресторанов не выглядела слишком привлекательным сегментом до тех пор, пока туда не пришли технологии. С тех пор приложения, с помощью которых можно заказать блюдо из модного ресторана на определенное время, получить бутылку кока-колы из ближайшего супермаркета быстрее, чем приготовят чашечку хорошего кофе, и купить все необходимое на неделю, сделали из скромной курьерской доставки новую любимицу инвесторов.

Фонды венчурного капитала, похоже, нашли свою «принцессу» – они активно «вкладываются» в мгновенную доставку. Только с начала пандемии их инвестиции выросли до $14 млрд. На этом рынке происходит определенная консолидация – некоторые компании специализируются на ресторанной еде, некоторые – на продуктах и ​​товарах повседневного спроса. Причем доставка продуктов считается сегментом с большим потенциалом, его прогнозируемая емкость составляет триллион долларов в США и 2 триллиона евро в Европе. Именно в этом сегменте потребители самые разные – это и родители, которым срочно нужен памперс, и молодые профессионалы, которые не хотят заниматься планированием крупных закупок, и обычные студенты, которым захотелось перекусить. Дошло до того, что профессиональные инвесторы готовы инвестировать даже в компании на самых первых стадиях. Например, компания Dija в Великобритании смогла привлечь 20 миллионов фунтов еще до того, как ее зарегистрировали.

Другой сегмент – компании, похожие на наш Zakaz.ua, когда сотрудники компании выбирают товары с полок магазинов. В этот сегмент сейчас привлечено $39 млрд во всем мире, а сервис приобретает популярность в различных странах, хотя и не стал пока конкурентом сегмента мгновенной доставки в борьбе за кошельки инвесторов.

Новейший сегмент – вертикально-интегрированные компании, которые готовы иметь солидные материальные активы. Такие компании сами организуют поставки товаров, имеют контроль над складами и логистикой. Ранее этот сегмент считался непривлекательным, но сейчас и в нем видят перспективу, когда речь идет о более долгосрочных проектах.

Любите ли вы старые добрые теории заговоров, как люблю их я? Замечательная замена приключенческим романам о дальних далях, которыми увлекаются подростки. Главное – не перепутать с реальностью, иначе нас ждут неприятные последствия.

Когда-то все надеялись, что прогресс поможет людям избавиться от предрассудков. Но социальные сети, как оказалось, неплохо способствуют конспирологическим теориям. В центре внимания FT – пресловутый QAnon, который играл центральную роль при попытке мятежа 6 января в Вашингтоне. Среди идей, которые они пропагандируют и исповедуют – «глубинное государство», которое из-за кулис управляет всем миром и состоит из представителей истеблишмента, голливудских звезд и интеллектуалов. Для поддержания этого «глубинного государства» приносят в жертву детей. Сейчас к ним присоединились группы анти-вакцинаторов и последователей теории о плоской Земле.

Исследование Research в марте продемонстрировало, что почти четверть представителей Республиканской партии США, которые знали об этом движении, считали, что оно несет в себе нечто положительное. Несмотря на то, что это движение на первый взгляд – не стоящая внимания чушь, ФБР считает, что оно несет террористическую угрозу.

Роль социальных сетей в распространении подобной информации трудно переоценить. До того, как основные социальные сети Facebook, YouTube и Twitter  массово удалили аккаунты представителей движения, они заявляли о 800 000 подписчиков. Кстати, эти люди никуда не делись, а просто мигрировали в Telegram и ультраправую сеть Gab.

Социальные сети – идеальный инструмент для распространения конспирологических теорий. Ведь там всегда найдется тот, чьи взгляды резонируют с твоими, с кем легко коммуницировать и таким образом создать собственную реальность, пусть и  виртуальную. А с живыми друзьями или членами семьи, которые не разделяют взглядов, можно перестать общаться. Можно почувствовать себя детективом, не вставая с собственного дивана. Можно почувствовать, что ты и твои идеи имеют для кого-то значение. В эпоху «пост-правды» в обществах редко существует согласие относительно определенного набора фактов. Политики своими действиями тоже приложили руку к такому недоразумению.

В условиях карантина круг нашего «живого» общения сократился, а тревог, страхов и неуверенности добавилось, участие в таких «группах единомышленников» часто становится заменой привычной социальной жизни. Специалисты отмечают сходство участников QAnon и ИГИЛ – движение дает им ощущение принадлежности и самоидентификации. Еще одна общая черта – сочетание духовного элемента с конспиративным (conspirituality). Часто QAnon-овцы постят также информацию об «эмпатах», «исцелении светом» или «Галактической федерации». Как и в ИГИЛ, наличие новых «живых» отношений может быть полезным для возвращения к нормальной жизни. Но обычно этого трудно достичь. Ведь как и в других культах, проявления отличающихся идей не приветствуются, а критиков просто преследуют. Будем надеяться, что несмотря на все проблемы, мы все-таки сможем избежать участия в таких культах.