Выпускницы МИМ: «Люди хотят помогать, но им не хватает доверия. Мы гарантируем это доверие»

15 сентября 2021

Ольга Ткаченко и Ольга Скарлат - выпускницы двух программ Бизнес-школы МИМ - SE MBA и DBA. Но кроме того, что их объединило и сдружило обучение, они сошлись еще на фоне стремления помогать людям. К волонтерскому движению присоединились, когда началась война, потому что не могли оставаться в стороне. И если тогда действиями руководили скорее эмоции, то сейчас две Ольги солидарны в том, что, как и бизнес, благотворительность нуждается в системе и взвешенности действий. Тогда это будет эффективным и целенаправленным движением, которое позволит сохранить собственные силы и не выгореть.

Сейчас выпускницы поставили перед собой цель - помочь детям, которые находятся в сложных жизненных обстоятельствах, встретиться с деловыми топ-спикерами в рамках лагеря «Мне удалось» от Клуба Добродіїв. Его идея в том, чтобы подростки из кризисных семей и дети-сироты поверили в собственные силы и поняли, что успех достижим, и не важно, из какой начальной точки ты двигаешься к нему. Среди спикеров лагеря - успешные бизнесмены, которые и сами когда-то переживали непростые времена.

Мы пообщались с выпускницами на тему благотворительности и спросили, что движет теми, кто хочет помочь и что их останавливает? Почему откупиться вещами не всегда лучшая идея, а пожертвовать на образовательный проект - глобальная инвестиция в развитие общества?

С чего началось ваше участие в волонтерском движении?

Ольга Скарлат: Когда в 2014 году началась война, Оля выложила в фейсбуке пост, что она собирается ехать в госпиталь. К тому времени мы были заочно знакомы много лет - у нас общие близкие подруги, но мы не дружили между собой.

Ольга Ткаченко: У меня будто триггер сработал, я не могла стоять в стороне. Вместе с близкой подругой Лесей Василенко, ныне она депутат, мы создали ОО «Юридическая Сотня». Потом я занялась поставкой оборудования в Ирпенский и Центральный госпитали. Мы помогали детям погибших воинов, поддерживали переселенцев, многодетные семьи. Однако мы погрузились очень глубоко в эту историю. Это оказалось слишком сложными нагрузками, которые со временем перешли здоровую границу. Для восстановления нам потребовалась работа с психологом.

И поэтому вы изменили фокус помощи и подходы к благотворительности?

Ольга Ткаченко: Моя бывшая сотрудница, Саша, перешла в благотворительную организацию и написала мне о том, где она работает. Это Клуб Добродіїв, который в 2015 году основала Мария Артеменко для помощи детям-сиротам и детям в сложных жизненных обстоятельствах через образование. Лагерь "Мне удалось" - это уже будет наш третий проект, который мы реализуем с Клубом, но на этот раз мы ставим себе целью собрать всю сумму, которая позволит профинансировать обучение для 60 подростков. Мы уже внесли с Олей первые 100 тысяч гривен для этого. Осталось собрать еще 400 тысяч. И мы очень надеемся на поддержку сообщества МИМ в сборе средств.

А чем вам срезонировала настолько именно эта идея, что вы решили взять ее финансирование полностью на себя?

Ольга Ткаченко: Мы им даем удочку, а не рыбку. Соцслужбы отбирают мотивированных детей, то есть тех, которые хотят что-то изменить. Они знают все семьи своего района, а мы им задаем параметры, кого мы ожидаем увидеть. Для бизнеса очень важно помогать и взращивать ответственный социум. На самом деле, одна из целей - разбить скорлупу убеждений этих детей, дескать, мир успешен где-то там, а они к этому не имеют никакого отношения. Мы хотим показать, что все как раз наоборот.

Ольга Скарлат: Мы понимаем, что эти дети изначально травмированы какими-то обстоятельствами. Эта идея попала в фокус нашего внимания, потому что здесь есть момент обучения. Просто перечислить кому-то деньги на карточку - это не та помощь. Здесь ты даешь ребенку возможность услышать и увидеть, что может быть иначе, и очень многое в этой жизни зависит от тебя самого. Дать им веру в себя, что они лично должны прилагать усилия для того, чтобы жить иначе. Потому как остаться в той среде, где они уже находятся, у них и так есть все шансы. Но еще у них есть очень много возможностей оттуда выбраться. Главный посыл - это круто дорасти до того, что ты с легкостью идешь помогать людям, ничего не требуя взамен. Мы, в принципе, выходцы из семей, где родители-бизнесмены и мы тоже много работаем, у нас активная социальная позиция. Мы приезжали в военный госпиталь на собственных авто с водителями, но занимались там такими вещами, которыми многие не занимался ... И когда тебя спрашивают - почему ты это делаешь? Зачем? А ты просто не можешь этого не делать. То есть, это пожалуй стиль мышления, когда ты получаешь в ответ какую-то другую энергию, для того, чтобы потом помогать еще больше.

Вы вместе выполняете будто функцию хаба между теми, кто хочет помогать, и теми, кому эта помощь нужна. С какими оговорками с обеих сторон чаще всего встречаетесь?

Ольга Ткаченко: Среди наших одногруппников были те, кто не занимался помощью лишь потому, что они боятся довериться какому-либо фонду. И вот здесь, в том числе для них, мы выступаем посредниками. В этом проекте мы делаем свою, конкретно определенную, часть работы. Отбором детей занимаются одни, но у нас есть ресурс для других задач и мы к помогаем на своем уровне. Тем самым, мы усиливаем друг друга.

Ольга Скарлат: Собственно, как я присоединилась к этому. Мы едем в Африке на сафари-джипе, и Оля говорит - есть крутой проект для детей, там все хорошо организовано, хороший фидбэк о нем, цена вопроса вот такая. Я в деле, а ты как? И у меня полное доверие к ней, поэтому я сразу же согласилась. И именно этот аспект доверия мы хотим донести дальше. Люди будут смотреть на нас: они доверяют нам, а мы доверяем уже непосредственно, в данном случае, Марии и Клубу Добродіїв. Тем самым, мы расширяем круг тех, кто может перечислить средства. Не все погружаются вглубь социальных вещей по разным причинам, но когда они видят, что непосредственно мы находимся в этой среде, возникает фактор доверия и есть понимание, куда, кому и для чего пойдет эта помощь, и главное, что ее получат - мы можем это гарантировать.